X
X
X
X
ГлавнаяВсе новостиМы свободные люди и должны иметь возможность говорить — Захар Прилепин

20 февраля 2017 11:09

Мы свободные люди и должны иметь возможность говорить — Захар Прилепин


Писатель Захар Прилепин

Известный современный писатель Захар Прилепин в рамках поволжского турне посетил Пензу. В нескольких местах он общался с читателями, презентовал свою новую книгу и на финальной встрече — спектакле «Ты чё такой похнюпый?» — посетовал, что надо было всех собрать в одном месте.

После постановки по рассказу «Колеса» в исполнении актера Михаила Сиворина писатель ответил на все вопросы зрителей. Часть из них касалась его деятельности на Донбассе, которая в последнее время широко освещается федеральными СМИ. Отметив, что живет в ДНР почти полтора года и снимает там дом, Захар Прилепин перешел к вопросам литературы.

Фига в кармане

Одной из главных причин визита Захара Прилепина в ряд городов Поволжья стала презентация новой книги «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы». Ее главными героями стали писатели и поэты, родившиеся до 1799 года, — Державин, Батюшков, Чаадаев, Шишков, Бестужев-Марлинский другие. По мнению автора, они были не только амечательными литераторами, но еще и мужественными военными.

«И чтобы не быть голословным, я решил написать большой труд со ссылками на стихи, переписку, публицистику и позицию людей в совершенно идентичной ситуации [международных военных конфликтах — Прим. ред.]. Те же территории стояли на кону. И вот прошло 200 лет, ничего не изменилось, те же земли, те же самые интересы, то же фарисейство, те же самые информационные кампании, в том числе европейские. Я не навязываю свою точку зрения, просто констатирую факт. И кто верит или не верит мне, может убедиться, прочитав мою книгу «Взвод», — сказал Захар Прилепин.

Он отметил, что героями второго тома планирует сделать Лермонтова, Полежаева, Льва Толстого, Гаршина, Немировича-Данченко и других вплоть до Хлебникова и Гумилева.

«Для нас ситуация Серебряного более близкая и понятная, чем Золотого. Есенин, Маяковский, Ахматова и Пастернак — это люди, до которых можно дотянуться через одно рукопожатие. И они вполне живыми представляются, с их страстями, муками, пьянством, бильярдом, женами. А Батюшков, Баратынский и Державин — это что-то почти античное. Они для нас черно-белые и поступки у них строгие и прямые. Я тоже их так себе представлял, но, готовясь к написанию книги, перечитывал полные собрания сочинений, их переписку. И они начали оживать, наполняться красками. И я понял, что это живые люди, аномального мужества, которые кочевали с войны на войну, с бесконечными дуэльными историями», — поделился писатель.

По его мнению, «дух воинской доблести, абсолютная уверенность в правоте России в случае любых аннексий и экспансий — это был основной признак литераторов Золотого века, а не фига в кармане».

От русской литературы плохо спится

В общении с пензенцами Захар Прилепин затронул мрачности русской литературы и возможно ли современным авторам сломать эту традицию.

«Ломать русскую классическую традицию у меня нет никаких причин. Мне кажется, что мирооправдание и богоприсутствие в русской классике находятся не на первой линии, а на второй или третьей. Читаешь позднего Чехова и испытываешь полный абсолютный кошмар, радости никакой нет. Закрываешь книгу и понимаешь: счастье есть, Бог есть и вообще все прекрасно. Именно в этом загадка и величие русской словесности. В том, что она не заканчивается как книжки Диккенса и Марка Твена: дети нашли маму, все обнялись и все хорошо», — высказал свое мнение Захар Прилепин.

По его убеждению, русская литература входит в пятерку сильнейших, наряду с французской, англо-американской и отчасти итальянской. А Достоевский — самый влиятельный, мощный, знаменитый и самый цитируемый писатель.

«Достоевский — это абсолютная величина. Там нет никакой радости, никакого жизнеутверждения. После Достоевского плохо спится. И в этом загадка русской литературы, что после нее плохо спится. Но читатель знает, что Бог за нами присматривает, что он существует. То же самое Гоголь. Он написал первый том «Мертвых душ», где никакой радости не предполагается, просто парад уродов. И начал писать второй том, чтобы было жизнеутверждение и хорошие люди. А в итоге и книжку сжег и сам сошел с ума. Поэтому лучше этим не заниматься», — добавил писатель.

Главных персонажей в «Обители» будут играть неизвестные актеры

Ранее в интервью Захар Прилепин рассказывал о готовящейся экранизации его романа «Обитель». И в своем блоге пошутил, что не может выбрать, кого пригласить на главную роль — Хабенского или Безрукова. Сейчас дописывает сценарий и ищет деньги на экранизацию фильма Александр Велединский.

«Он поставил фильм по Алексею Иванову «Географ глобус пропил», «Русские» по Лимонову, «Ладога» про блокаду Ленинграда. Он автор сценария сериала «Бригада». Поэтому и возникали фамилии Безрукова и Хабенского. А я когда их в блоге упомянул, мне Саша позвонил и поругал, что я их назвал и еще между ними выбираю. Мы действительно иногда садимся, выписываем актеров и начинаем выбирать. В «Обители» больше сотни персонажей. И на некоторые роли приглашены известные актеры. Но главных персонажей будут играть никому не известные люди. И это правильно. Слишком серьезный шлейф у многих. Например, братья Чадовы будут братьями Чадовыми. А Петр Мамонов сыграл уже подобную роль, и это опять будет воспроизведение Мамонова в том же самом качестве. Зачем идти по следу Лунгина. Надо придумать что-то такое, что поразит», — подчеркнул он.

Писатель добавил, что съемок на Соловках не планируется, чтобы не мешать деятельности музея и действующего монастыря.

О волшебниках русской словесности

Отвечая на вопрос из зала, кто из современных писателей, по его мнению, останется и в XXII веке, Захар Прилепин назвал четыре фамилии.

«Из наших современников я более всего чту великий талант Александра Терехова. Я убежден, что он гениальный писатель. По уровню писательского мастерства он стоит в одном ряду с моими любимейшими авторами, среди которых Владимир Набоков. Это абсолютный волшебник русской словесности. Еще один сильнейший автор — Евгений Водолазкин. И третий — Алексей Иванов. Мне нравится, как работал Михаил Тарковский. Но, мне кажется, что он сказал то, что хотел сказать и остановился. Его сибирские рассказы — это было просто открытие, которое пронзило меня насквозь», — сказал он.

Мы свободные люди и должны иметь возможность говорить

«Никакой позиции в отношении фильма, который еще никто не видел, быть не может», — так прокомментировал Захар Прилепин дискуссию о еще не вышедшем на экран фильме Алексея Учителя «Матильда».

«Запрещать то, что мы еще не увидели, — это аномально. Мы не должны в этом смысле уподобляться соседним государствам, которые запрещают пачками разнообразные фильмы, книги, запихивают в урны художников, которые им не нравятся. Учитель — большой автор, не потому что он снял «Восьмерку». Фильм не стал в полной мере удачным. А потому что снял «Космос как предчувствие» — совершенно гениальное кино. Крайне неординарное, спорное, но очень крутое — «Дневник его жены» и такую очаровательную «Прогулку». Он очень серьезный режиссер. И давайте оставим за ним право на работу. Посмотрим и тогда уже можем организовывать протесты, чтобы ограничить прокат или поставить «18+», — подчеркнул он.

Писатель добавил, что по этой логике можно запретить Есенина, Маяковского, Пушкина и ряд европейских авторов, у которых в разные периоды были сложные отношения с христианством.

«И если начнем, то мы так проредим мировую культуру, как зубы во рту Мамонова. Не останется ничего. Давайте аккуратнее. Я отношусь к этому негативно. Мы свободные люди и должны иметь возможность говорить», — резюмировал он.

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь.

  • /