X
X
X
X
ГлавнаяПРОЕКТЫ75 лет Великой ПобедеФронтовые версты пензенских героев: последний защитник Брестской крепости

12 февраля 2020 11:00

Фронтовые версты пензенских героев: последний защитник Брестской крепости




Шел 32-й день войны. 23 июля 1941 года в госпиталь для пленных фашисты привезли только что захваченного последнего защитника Брестской крепости. В лохмотьях с трудом угадывалась командирская форма, из-под которой проглядывал обтянутый кожей скелет. И не верилось, что еще час назад этот, истощенный до предела человек вел бой — бросал гранаты, стрелял и даже ранил несколько немцев. Последним солдатом небольшого гарнизона был Петр Гаврилов, выпускник пензенских пулеметных курсов.

В этом старинном здании на улице Советской, 1, в начале 20-х годов прошлого века как раз и учился Петр Гаврилов. Знания, полученные им в Пензе, впоследствии пригодились уже при обороне Брестской крепости. Едва услышав первые взрывы на рассвете 22 июня, командир 44-го стрелкового полка майор Гаврилов сразу понял: началась война. Он побежал в штаб спасать знамя части, а затем собрал солдат и прорвался с ними в восточный форт крепости. По приказу Петра Михайловича бойцы вскрыли оружейные склады, разобрали винтовки, автоматы и гранаты. На втором этаже установили четырехствольный пулемет, а на прямую наводку против танков выкатили две зенитных орудия. Женщин и детей разместили в безопасных казематах форта.

«А вот дальше начинается самое интересное. Советские солдаты оказались предоставлены ситуации, а за ними там женщины, дети были, спрятанные в казематах, им было что защищать. И самое главное, они с самого начала вошли в абсолютно стрессовую ситуацию, то есть все — бой голыми руками против превосходящего врага. Советские солдаты не стали зажиматься, они не стали зарываться в землю, они начали бить в ответ. И начинаются вот эти страшные ответные атаки, то есть практически вся защита Брестской крепости — это контрудары, это явное желание самой дорогой ценой продать свою жизнь вот в этой крайней ситуации», — рассказал военный историк Алексей Смирнов.

Целую неделю фашисты ничего не могли противопоставить обороняющимся. Ни артобстрел, ни бомбежки с воздуха не сломили дух солдат. Хотя к этому времени в форте уже закончились запасы пищи и воды. «Особенно трудно было без воды, — вспоминал Петр Гаврилов. — Стягивало пересохшее горло, распухал язык. Чтобы облегчить жажду, мы клали в рот холодные камни и даже пили кровь из собственных ран». Жидкость приходилось экономить и по другим причинам: воду заливали в кожухи «максимов» для охлаждения, остальное отдавали раненым.

«Мы видим женщин, детей, спрятанных в казематах, которых спасают вот эти мужчины, которые вот здесь и сейчас обороняют родину, не где-то там в общем и целом, а вот на этом последнем пятачке, мы видим опять же распорядительность командира, который в ситуации, когда время просто уходит со страшной силой, он успевает вооружить людей, успевает организовать сопротивление на нужном участке. Мы видим знаменитый второй форт, который только авиация смогла немецкая заставить молчать да и то не совсем. Они продолжали бороться», — добавил историк.

Силы защитников таяли на глазах. 29 июня 1941 года замолчала 9-я погранзастава Кижеватова, давно смолк и дальний гул канонады на востоке — фронт отошел на сотни километров, но цитадель держалась. Противник не давал красноармейцам передышки ни днем, ни ночью. Ряды защитников крепости уменьшались уже ежечасно. И вот немцы ворвались в крепость, завязался страшный бой.

«Мы видим борьбу до конца, когда три человека, оставшиеся вот во всех этих бесконечных боях, у них ни воды, ни еды нет, люди просто не умирали, потому что они бились. Остается три человека. Все, немцы всё зачесали, всё прошли. Зарылись, просто зарылись в землю. И вот эта фраза знаменитая — русские мертвецы ожили. Потом и двух человек не становится, он остается один», — скзала специалист по военной истории.

Последний день обороны Брестской крепости начался утром 23 июля 1941 года. Гаврилов, раненный и контуженный, бросился в последний бой против патруля автоматчиков. Увидев через окошко бастиона врага, он швырнул гранату и открыл шквальный огонь. В ответ прогремел взрыв, затем яркая вспышка и очнулся Петр Михайлович уже во вражеском лазарете. Его потом еще долго избивали, пытаясь выяснить звание, но красноармейский офицер наотрез отказывался разглашать данные. В итоге его в полубессознательном состоянии потащили куда-то во двор и поставили к стенке. Гаврилов закрыл глаза и вдруг услышал странный щелчок — напротив стоял с фотоаппаратом немецкий военкор.

«Он стоит уже у стены и понимает, что все-таки не пуля в него полетит, а просто его снимают — минута славы. Вообще это похоже на всю войну, безнадежную в начале и победоносную в конце. И главное победа — это не победа в численности, соотношении противника, это моральная победа. Над кем угодно, над любыми врагами, внешними, внутренними. Вот это значением как раз история с Брестской крепостью — это Петр Гаврилов, это Пенза», — сказал Алексей Смирнов.

Отважного офицера впоследствии отправили в концлагерь Хаммельсбург. Кстати, он томился в неволе вместе с легендарным генералом Карбышевым. Последнего защитника Брестской крепости освободили лишь в 1945 году. Правда за свой подвиг высокое звание Героя Советского Союза, выпускник пензенских пулеметных курсов получил уже в 1957 году.

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь.

  • /