X
X
X
X
ГлавнаяПРОЕКТЫ75 лет Великой Победе«Фронтовые версты пензенских героев»: рассказ кавалериста Талалаева о рукопашных схватках

9 сентября 2020 10:30

«Фронтовые версты пензенских героев»: рассказ кавалериста Талалаева о рукопашных схватках




В Год памяти и славы ГТРК «Пенза» продолжает рассказывать о героических подвигах земляков. Как отмечали некоторые фронтовики, самое страшное на войне — штыковые атаки. Это отмечал и наш земляк, кавалерист Николай Талалаев, который побывал в рукопашных схватках с бойцами Вермахта сразу несколько раз.

Первый раз кавалерист Николай Талалаев атаковал фашистов на своих двоих. Из-за выбитой в предыдущих боях пехоты эскадрон рвался к передней линии немецких окопов в пешем строю. «Только приблизились на расстояние штыкового удара — командира разорвало в клочья! Из всего начсостава в живых остался я один. А дыхание перехватило: бойцы-то все на меня смотрят. Трясусь от страха, но поднимаюсь на ноги и кричу что есть мочи: «Вперед! За Родину!» В этот момент и немцы бросились в атаку. Неизвестно, чем бы все закончилось, только противник, увидев наш порыв, драпанул в обратную сторону».

«Какое-то участие кавалерия в условиях второй Мировой войны, конечно же, играла, они оказывали. Но это было, с одной стороны, это было рискованно, очень фрагментарно, и вот те разговоры, которые велись перед войной, что мы будем сочетать авиацию, танки, пехоту, кавалерию, что мы совершенно какую-то тактику и стратегию создадим. Ну, война показала, что на практике этого, конечно, не было», — отметил военный историк Алексей Смирнов.

Не менее жуткими были и прорывы из окружения. Как-то лейтенант Талалаев принял решение прорываться к своим: «Бегу и вижу: из-за зарядного ящика выглянул немец. Рядом со мной — еще один боец. И мы в две очереди лупанули по гитлеровцу. Лишь каска на два метра отлетела. Именно с этого врага и начался отсчет убитых мной солдат Вермахта. Помню, только притормозил, чтобы забрать документы — в штабе потом пригодятся — нагнулся над телом и обомлел. Мать честная! Вся трава вокруг была багровой».

«Рассказ Талалаева — очень тяжелый, тяжелый в отношении моральном, показывающий, как человек буквально чудом остается жив при том, что гибнут его товарищи. Вот, пожалуйста, вот враг, здесь мы взяли пленных, мы вроде какую-то тактическую задачу решили, а потом нас всех артиллерия уничтожила, а потом мы чудом вернулись назад с кучкой пленных, потом нас уничтожила вражеская артиллерия окончательно, то есть вот что произошло по большому счету на самом деле. Кавалерия была, но она потонула в грохоте вот этих вот канонад», — отметил военный историк Алексей Смирнов.

Самое страшное ранение кавалерист Талалаев получил прямо около своего штаба, когда их накрыла артиллерия. От сильного удара он потерял сознание. Очнувшись, Николай первым делом ощупал себя. В мозгу свербила одна мысль: «Как же я теперь буду в футбол играть, если ноги оторвало?» К счастью, обошлось. Правда, парню сильно повредило руку. Кровь из раны била фонтаном. Когда кавалерист опустил взгляд ниже, то увидел свой развороченный живот. Спустя несколько месяцев нашего земляка окончательно списали из армии, и он вернулся в родную Пензу.

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь.

  • /