X
X
X
X
ГлавнаяПРОЕКТЫСтена Памяти«Стена памяти»: страшные истории о реальных буднях фронтовика Николая Мезинова

15 июня 2021 10:15

«Стена памяти»: страшные истории о реальных буднях фронтовика Николая Мезинова




ГТРК «Пенза» продолжает пополнять «Стену Памяти» новыми именами и новыми историями. На этот раз — Великая Отечественная война глазами танкиста Николая Мезинова.

Пензенец Николай Мезинов родился 9 мая. 30 лет спустя, в этот же день, он вернулся с войны, пройдя тяжелый путь. На фронт уходил, как и многие его земляки, из селиксинских лагерей. Едва научившись держать оружие. О судьбе фронтовика можно снимать кино — настолько яркие и фантастические события с ним происходили.

Сын Виталий отцовские рассказы помнит отчетливо. После первого ранения Николай Мезинов вернулся в свой танковый полк, под Сталинград. Когда советские войска вышли на границу с Эстонией, танкист снова был тяжело ранен. По его боевой машине фашисты открыли прицельный огонь.

«Стреляет в него. Ну, во всех стреляют. Он падает. Говорит, ребята, бросайте, все. Они — нет, Ильич. И дальше он мне говорит, что очнулся в люльке в какой-то, привязанные руки. И собаки! Тяжело дышат», — рассказал сын участника Великой Отечественной войны Виталий Мезинов.

Оказалось, что солдата с поля боя вывозили на собачьей упряжке. Ильич, как звали его сослуживцы, был высок ростом, крепок и широк в плечах. Но от серьезных ран потерял сознание. Очнулся уже на операционном столе и был направлен на лечение в Кировский госпиталь. В гипсе Николай Мезинов пролежал 9 месяцев. За годы войны с ним произошло много такого, о чем он не рассказывал даже близким.

«Когда с атаки выходили, танк — ну не сказать, что весь в крови, ну лобовая часть, бока, гусеницы — все в крови! Танк останавливается, танкисты вылезают. Ура! Туда-сюда, разговоры. А танк чистить надо. Ребят, говорит, некоторых рвало страшно. А он говорит, я сделал себе крючок такой длинный. Ладно, говорит, вы не смотрите, идите копайте яму. Давайте фрагменты закопаем, все-таки это человек. Хоронили они погибших. А потом занимали они город или деревня какая-то большая. Жара была! Попить. И, говорит, подлетели к колодцу. А там люди», — поделился сын фронтовика.

Без содрогания невозможно слушать и другую историю Николая Мезинова. Однажды освободив очередной город, солдаты красной армии выбивали из подвалов остатки немецких групп.

«Говорит, залетел в подвал — и подножка. И немец здоровенный схватил его сбоку. Ну он тоже был здоровый, вывернулся. И руки ему зажал над шеей, чтобы он не доставал пистолет. Но у него в руках ничего и не оказалось. И вот когда он его зацепил, прижал к себе. И горлом, своими зубами раздавил ему горло», — рассказал Виталий Мезинов.

Победу приближали, как могли. Мама Виталия Мезинова, Мария Яковлевна, трудилась в тылу. Всю войну она проработала на Пензтекстильмаше, где тогда выпускали корпусы для бомб и снарядов. Портреты родителей у Виталия Николаевича всегда на видном месте. А в сердце — рассказы родных о тех страшных, суровых годах Великой Отечественной, когда на защиту Родины вставали все, как один.

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь.

  • /